Слово в день памяти первоверховных апостолов Петра и Павла

10.05.2013

12.07.76.

Почти 2000 лет прошло после кончины святых первоверховных апостолов Петра и Павла, а мы о их житии знаем даже больше, чем о житиях святых, сравнительно недавно живших. Так запечатлевается в наших сердцах всё, что мы узнаём из Священного Писания, и об одном апостоле, и о другом.

Апостол Пётр... Вот Спаситель идёт по берегу моря Тивериадского, видит в лодке двух рыбаков и зовет их следовать за Собой. Он зовет Петра... И Пётр совершенно не спрашивает, куда зовет его Этот Человек. Он понимает, он чувствует всем своим нутром, всем своим существом, что это Тот, за Которым надо идти и идёт!.. Вот тот же апостол Пётр идёт по воде к Зовущему его и начинает тонуть, потому что не хватило веры, но вера приходит, и он доходит до Зовущего. Вот Пётр на горе Фаворской с другими видит чудо Преображения Господня. И так ему хорошо, так необыкновенно хорошо! Он просит построить здесь кущу, навсегда здесь остаться. Он просит о невозможном,.. потому что то, о чём он просит, есть удел Царства Божия: то, что он пережил в эти мгновения возможно уже за пределами нашего бытия. И тот же апостол Пётр: не успевает петух прокричать три раза, как он отрекается от Того, за Кем пошёл, отрекается от Того, Божественную славу Которого увидел на горе в Преображении! Отрёкся и «плакася горько»... И когда мы читаем эти слова в Священном Писании — кто из нас тоже горько не плакал за Петра и за себя, братья и сёстры, также отрекающихся от Спасителя, как и Пётр отрекался только не три раза, а может быть гораздо больше?

А вот — Воскресение Христово. Кто же?.. Именно Пётр первым бежит ко гробу! Не идёт, как другие, а бежит и узнает, что действительно воскрес Христос, и верит в это воскресение. Он — со Христом воскресшим! Таков Пётр... Это экспансивность Петра? Нет, это какое-то особое горение в нём особого пламени, которое начинает разгораться в день Пятидесятницы, когда было сошествие Св. Духа на святых апостолов. И он был несомненным представителем первой Иерусалимской первохристианской Церкви, потому что отречься-то он отрёкся и три раза, но было и прощение — тоже троекратный вопрос Христа к нему: «Веруешь ли в Меня, любишь ли Меня?» А где любовь — там и вера. А где вера — там и любовь. И троекратный ответ: «Ты знаешь, как я люблю Тебя, Господи!» Любовь — вот пламя, которое горело в его сердце!

И начинается его апостольская деятельность... Священное Писание нам рисует из этой деятельности очень мало, какие-то небольшие эпизоды. Вот, один из них (таким незначительным он представляется людям неверующим!) Это случилось в маленьком, захолустном городке, в котором стоял какой-то небольшой гарнизон во главе с римским сотником, вдруг поверившим Петру, полуграмотному рыбаку из какой-то маленькой секты. (Это ведь так воспринималось тогда, а так понимается многими и теперь!..) Крещение сотника и его дома для нас с вами — поворот в мировой истории, потому что с этого момента начинается приобретение тех язычников, присоединение их к Церкви, в которой теперь полмира. Они составляют христианство, повернувшее весь ход мировой истории. С маленького, совсем маленького всегда начинается что-то очень большое и очень важное в Церкви, братья и сестры, в христианской жизни. В такой жизни, какой жили такие люди, как апостол Пётр, в котором горело пламя любви ко Христу, навстречу которой шла любовь Христова со всею своею благодатною, Божественною силою, творившею чудеса.

Сколько чудес сотворил апостол Пётр этой силой! Вы помните, усопшую воскрешает? Готовился он к этому? Нет. Всё великое совершается такою силою и совершется очень особенно. Вот мы теперь всё строим планы, проекты разных всемирных советов, и христианских, и нехристианских — как спасать мир, как его христианизировать... Бесконечные конференции собираем, составляем разные документы, чрезвычайно умные... Апостол Петр их не составлял, проектов организации Церкви он не делал. Он всё делал, полагаясь на силу Божию, на силу Духа Святого, на силу той любви Христовой, которая шла навстречу его любви, навстречу пламени, горевшему в нём. И всё совершалось этою силою поразительно, совершенно поразительно, начиная с маленьких дел!

Мы с вами, братья и сёстры, имеем апостольское преемство. По слову того же апостола Павла мы с вами все — «царственное священство». Все! И мужчины, и женщины, и даже дети! То «царственное священство», из которого выбираются Духом Святым одни — для особого служения, а для другого — другие. Вот мы, священники, избраны из этого «царственного священства» для особого священнического служения совершителей таинств, а вы — для другого служения. И каждый — для своего, и притом, в каждом деле, которым мы заняты, мы обязательно должны быть этими «членами царственного священства», в душах которого всегда должен гореть тот пламень любви, что горел в душе, в сердце апостола Петра. Что-то от этого пламени должно быть в душе каждого из нас. И тогда каждое самое маленькое дело, которое мы совершаем в этой жизни как настоящие христиане, как принадлежащие к этому царственному священству, обязательно будет делом, имеющим огромные последствия, огромное духовное значение и в нашей жизни, и в жизни вокруг нас. Вот о чём нам говорит это апостольское преемство, о каком долге каждого из нас!

А теперь — апостол Павел. Вспомните: юноша-фанатик, который гонит христиан, очень образованный и очень гордый и ненавидящий христиан... Это он принимал участие в избиении и убийстве первомученика архидиакона Стефана!.. Вдруг на каком-то пути в Дамаск происходит что-то необыкновенное: «Савл! Савл! Что ты гонишь Меня?» Савл спрашивает: «А Кто Ты?» — «Я — Иисус!» Тот, которого он гнал! И происходит с этим Савлом нечто совершенно необыкновенное, чудесное, полный переворот! Он становится Павлом, уже не Савлом, а последователем Господа Иисуса Христа, апостолом Его, и каким апостолом!

Мы знаем и другой диалог — между Ананием и Господом, когда Ананий спрашивает: «Господи, Ты же знаешь, кто он, и что он делает нам, христианам! Сколько зла он принёс нам, сколько людей замучал! И что же, Ты...» Господь отвечает: «Он — избранный сосуд мой!» И другое: «Он знает и будет знать, что он испытает за всё!» Значит, и за то, что он гнал христиан, значит, вероятно, это — наказание? А может быть и не наказание. Может быть то, чему потом подвергся апостол Павел, это какое-то испытание, и даже какое-то избранничество, особый дар милости Божией — мученичество. Может быть так... Вот кто сделался вторым первоверховным апостолом, вот кто оказался избранным Господом!

Братья и сёстры, за что же оказался Савл избранным сосудом? За то же самое пламя его сердца, пламя любви к Богу, которого он не знал и вдруг узнал, именно потому, что любил и хотя и искал Его на неправедных, неверных путях, но всё-таки искал и нашёл! Явился Господь ему: «Вот, это — Я»! И пламя любви к Богу, горевшее в его сердце, обратилось сюда, любовь пошла навстречу любви Христовой. А что сделал Павел во всей своей жизни и во всём служении апостольском Церкви — вы знаете. Только так исполняется настоящий христианский долг на земле, осуществляется верность Христу, когда горит в сердце этот пламень.

А мы это знаем из жизни наших совсем недавних святых, почти наших современников и их учеников — вспомните Серафима Саровского и Мотовилова. Мотовилов спрашивал у св.Серафима: «А что это такое, этот огонь, этот пламень?» И Серафим Саровский ему показал: Мотовилов пережил нечто подобное тому, что пережил Пётр на Фаворской горе — так было ему хорошо! Это была радость? Нет. Это была скорбь? Тоже нет. Это было что-то совсем исключительное, совсем особенное: это было начатком вступления в Царство Божие, соединения с Самим Богом! Тут было всё гораздо выше того, что мы можем назвать радостью, гораздо больше того, что может быть скорбью и даже скорбью радостотворной. Был мир с Богом, правда, радость о Дусе Святе. И именно потому показал Серафим Саровский это Мотовилову, простому мирянину, что и в этом простом мирянине было что-то от пламени, которое горело в сердцах и апостола Петра, и апостола Павла, и преподобного Серафима, как и у всех настоящих христиан — пламя любви.

Не забывайте, что весь смысл нашей христианской жизни именно в том, чтобы это пламя в нас не угасало, а горело хоть каким-нибудь огоньком, огонёчком любви. Потому что — как говорит апостол Павел в послании к Коринфянам в 3-ей главе — «если я буду на всех языках говорить, если мне будет дар пророчества дан, а любви нет, я — ничто. Если я отдам всё, что у меня есть, всё имущество своё раздам, если я тело свое отдам на сожжение, а любви у меня нет, то я — ничто».

Будем же всегда просить Бога и стараться возгревать в себе пламень любви и к Богу, и к людям для того, чтобы жить настоящей христианской жизнью и исполнить ту миссию, которая на нас, христиан, возлагается нашим апостольским преемством. Аминь.

 

http://enisey.name/book_shpiller/ch01s55.html

HTML код для сайта или блога: record:tx_news_domain_model_news:3863